Королевский монетный двор преодолевает проблемы рынка

07.11.2013
Журнал «Currency News», №9 (cентябрь), 2013 г.

Королевский монетный двор преодолевает проблемы рынка


Королевский монетный двор – один из немногих государственных монетных дворов, который обслуживает международный монетный рынок, достаточно дистанцирован от своего владельца-правительства и ведет бизнес по коммерческим правилам, схожих во многом с правилами его коллег в банкнотном секторе, являющихся компаниями с частным капиталом. Однако монетный рынок все же отличается от банкнотного сектора – здесь почти полностью господствуют государственные компании, он характеризуется избытком мощностей, недостатком новых разработок и низкими ценами. Королевский монетный двор стремится преодолеть эти проблемы, и, хотя он не готов стать самым дешевым, он может, по словам его главного управляющего Адама Лоуренса, «быть самым лучшим». Каким образом – Лоуренс рассказывает в интервью Currency News.


CN: В первую очередь расскажите о том, как все начиналось, как Вы пришли на Королевский монетный двор и чем привлекла вас эта работа?

AL: Свою карьеру я начал с работы профессионального аудитора в Price Waterhouse, затем получил степень магистра бизнеса в Monash Mt Eliza Business School. В 1995-2008 гг. я занимал руководящие должности в отделениях компании Catalent Pharmaceuticals, расположенных в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Европе и США. В 2008 г. я стал финансовым директором Королевского монетного двора, в мае 2010 г. был назначен директором по производству, а в январе 2011 г. – главным управляющим.

Разве может быть непривлекательной работа на Королевском монетном дворе? Существовали огромные возможности по его продвижению как коммерческой структуры и по оказанию реального влияния на будущее такого культового бренда.

CN: На последней Currency Conference в Афинах Вы представили iSIS. Не могли бы вы кратко рассказать об этой технологии и мотивах ее разработки?

AL: Основой технологии iSIS являются скрытые и криминалистические защитные элементы, внедренные в монеты в процессе их плакировки. Эта технология обеспечивает монетам защиту, не уступающую по уровню защите банкнот.

Мы взялись за разработку потому, что видели нереализованную необходимость повышения защиты монет. Кроме того, сырье для изготовления монет все больше дорожает, в результате растет спрос на плакированные монеты. Одним из недостатков плакированных монет является их слабая защита. Эта проблема требует решения, особенно для дорогих монет, и iSIS стала одним из таких решений.

Работа над ней была непростой. Проект занял четыре года. Но нам удалось преодолеть не только основную проблему с EMS-памятью, состоящую в том, что со временем характер сигнала меняется, но и устранить разницу между партиями изделий. Технология ISIS работает по принципу «да – нет»: монета идентифицируется либо как подлинная, либо как фальшивая.

CN: Какова была реакция рынка на iSIS и каковы прогнозы на ее распространение в будущем?

AL: Реакция была весьма позитивной. Но коммерциализация и распространение этой технологии потребуют времени – подобные разработки приживаются не быстро, особенно в монетной отрасли, где смена дизайна происходит очень медленно.

Я думаю, перспективы iSIS будут напоминать историю полимерной подложки для банкнот – первоначальное внедрение, затем медленное распространение. Но, как и полимер, это будет революционный продукт, который позволит обратить вспять тенденцию среди поставщиков монет устраивать «гонки на выживание».

CN: Интеллектуальная собственность в банкнотной отрасли – жизненно важный побудительный мотив для компаний заниматься инновациями и создавать серьезные конкурентные преимущества, что позволяет в свою очередь производить более защищенные банкноты. Насколько важна она в монетной отрасли?

AL: Для нас она становится все более важной. Это то, что выделяет нас среди всех остальных. Одни заказчики будут выбирать самый дешевый вариант, другие же купят самое лучшее. Такую-то лучшую продукцию мы и стремимся выпускать.

И спрос на нее есть. Если бы рынок был полностью затоварен, то мы бы не стали заниматься разработкой iSIS. Но он не стал таковым – спрос есть. И iSIS – это только один шаг в направлении, которое мы определили в нашей стратегии развития производства и инноваций.

CN: Перейдем теперь к вашим недавно опубликованным результатам за 2012 г., в которых отражен заметный спад и реализации, и прибыли. Вы указали в качестве основных причин неблагоприятный мировой экономической климат и конкурентное давление на иностранных рынках. Были какие-нибудь другие конкретные факторы?

AL: Пожалуй нет, упомянутые выше факторы были основной проблемой, так как спрос на монеты в Великобритании достаточно стабилен. 2011 г. также был очень хорошим годом для нас благодаря высокому международному спросу на памятные монеты Олимпийских и Паралимпийских игр в течение всего года, так что относительные показатели в этом секторе были выдающимися.

Позитивным в 2012 г. было то, что мы продолжили инвестиции в наши исследования и разработки, связанные с iSIS, и расширили линии по производству инвестиционных монет, в результате закончив год гораздо более сильными и с твердыми перспективами на будущее.

CN: Двое из ваших основных конкурентов, занимающихся экспортом на коммерческом рынке, также сообщили о слабых результатах, так что рыночные факторы, видимо, действительно стали основной проблемой. Не могли бы вы описать их более подробно?

AL: Один из них состоит в том, что монетная отрасль, в отличие от банкнотной, гораздо больше подвержена влиянию цикличности спроса, так как изделия служат дольше. Срок службы монеты достигает 20–30 лет, а банкнот – только 6–12 месяцев, отсюда естественный цикл замены. Но в трудные времена, как, например, сейчас, гораздо проще просто приостановить заказы на монеты и обойтись имеющимися в странах запасами.

Это усугубляет проблему избытка мощностей и другие проблемы, к которым он ведет. В связи с этим в нашей отрасли нередки случаи иррационального поведения. Наверное, существует представление о том, что государственных производителей монет всегда выручат их правительства, поэтому избыток мощностей сохраняется, а нормальные коммерческие правила не действуют.

CN: Но если характер рынка таков, как вы сможете смягчить его, чтобы управлять успешным бизнесом?

AL: Один из очевидных способов – делать свое дело более эффективно. Мы знаем, что стоимость рабочей силы у нас выше, чем во многих других районах мира, и мы не можем это изменить. Но если мы не можем быть самыми дешевыми, то нам надо быть самыми лучшими, и есть много решений, которые мы можем осуществить, чтобы добиться этого в нашем бизнесе – бережливое производство, эффективная деятельность, обучение персонала, более рациональное размещение капитала, закупка соответствующего оборудования и гибкость в отношении и нашей рабочей силы, и наших активов.

CN: А что можно сделать помимо повышения эффективности?

AL: Поскольку наш основной бизнес столь капризен (особенно это связано с тендерами, когда вы получаете либо все, либо ничего), то очевидный ответ – необходимо производить диверсификацию и осуществлять поиск других источников дохода.

CN: Каких именно? В конце концов, вы монетный двор, вы производите монеты и монетные заготовки, так что вряд ли у вас много возможностей для диверсификации.

AL: Но они все же есть. Например, оказание услуг. Частью нашего бизнеса по выпуску английских циркуляционных монет является оказание помощи Министерству финансов Великобритании в прогнозировании и управлении дефицитами. Мы также руководим Программой восстановления сплавов, в частности касающейся монет достоинством в 5 и 10 пенсов, которые в настоящее время выводятся из обращения в связи с выпуском их плакированных версий и переплавляются на нашей фабрике в Ллантрисанте (Южный Уэльс) для перепродажи или повторного использования.

Аналогичные услуги уже оказываются центральным банкам и монетным дворам во всем мире. Мы можем помочь им создать собственную программу восстановления сплавов и разрешить технологические проблемы. Так как две трети наших монет экспортируются, наши иностранные заказчики составляют весьма значительную часть нашего бизнеса, и существует много направлений, помимо поставки монет и/или заготовок, в которых мы можем им помочь.

Кроме того, мы недавно открыли хранилище, в котором люди могут хранить свое золото.

CN: И где же оно?

AL: Не скажу.

Мы также расширяем наш бизнес драгоценных металлов. Здесь существует большой спрос со стороны людей, которые покупают золото и серебро в инвестиционных целях.

Примером может служить наш проект по чеканке соверенов (золотых монет в один фунт стерлингов) для Индии. Это крупнейший рынок золота в мире, золотые монеты прочно укоренились в национальной культуре в качестве подарков на свадьбу и другие торжества и как форма накопления. Однако в стране обращается много фальшивых монет, и существует большой спрос на оригинальные и подлинные соверены. Но мы, хоть и были их первоначальными производителями в 1917 г., сейчас не можем осуществлять их поставку в Индию, так как в страну запрещено ввозить золотые монеты. Поэтому в начале года мы заключили партнерское соглашение с MMTC-PAMP India, которое позволяет спустя почти столетие снова начать чеканку золотых соверенов в Индии. Их будут чеканить наши партнеры по нашей лицензии и с использованием наших инструментов и технологий, и продаваться они будут только на рынке Индии.

Производство наших продуктов где-то в другой части мира – это большое отступление от наших правил. Но оно демонстрирует нашу творческую реакцию на потребность, которую мы не можем удовлетворить из Великобритании, и дает нам новый источник дохода, а также помогает укрепить бренд Королевского монетного двора.

CN: Нам кажется, что производители и эмитенты монет (и банкнот) упускают из виду огромную, даже каноническую ценность своего бренда, которую саму по себя также можно использовать. Вы согласны с этим?

AL: Да, согласен. Мы хотим использовать бренд, построив новый демонстрационный центр в Ллатрисанте – не музей, но интерактивный центр, который поможет людям установить с нами контакты и будет способствовать обучению следующего поколения. И мы намерены сделать его действительно «каноническим».

CN: Перейдем теперь к неизбежному вопросу о будущем наличных денег (банкнот и монет). Что, по вашему мнению, сулит это будущее?

AL: Когда-нибудь карты могут добиться господства, но это займет гораздо больше времени, чем люди думают. Реальный вопрос заключается в том: когда и как? Сейчас очень много шума вокруг мобильных и электронных платежей. Но они просто заменяют собой то, что уже существует – т.е. карты и чеки. А мобильные платежи – это просто дебетовые карты в телефоне. В этом нет ничего нового или особо инновационного.

Даже сейчас, когда имеются различные альтернативы, наличными осуществляются 50 % платежей. Но даже если другие способы платежа начнут и дальше вторгаться на рынок, это не будет означать, что наличные деньги мертвы; просто их доля рынка будет сужаться по сравнению с сегодняшним днем (при том, что размеры самого рынка будут расти).

CN: Безналичные формы трансакций до сих пор мало касались мелких платежей. Но сейчас идет много разговоров о том, что альтернативы – будь то бесконтактные карты, MintChip или что-то другое – вторгаются и в сферу микроплатежей. Каково ваше мнение на этот счет?

AL: Стоимость проведения микроплатежа может быть выше суммы самого платежа, так что сначала надо решить эту проблему. Кроме того, поскольку некоторые из этих систем ликвидируются, то они привлекают внимание регулирующих органов, тем самым теряя анонимность, которая является одной из их привлекательных черт. Чтобы мобильные и электронные платежи заменили наличные деньги, должна быть возможность оплачивать ими все (например, газету, которую я покупаю на станции). Думаю, когда-нибудь в будущем и такие случайные платежи наличными исчезнут.

Существуют технологии, с которыми мы должны быть знакомы, мы не можем просто спрятать голову в песок и не замечать их. Игнорировать технологии очень рискованно, особенно если вы понимаете, что они могут быть инновационными на рынке и на их основе могут быть приняты какие-то смелые решения, – взгляните, например, что стало с Kodak, когда появились цифровые камеры.

Я бы сказал то же самое, если бы занимался банкнотным бизнесом.


Похожие новости

Темы CBDC (цифровые валюты центральных банков) и политики в области цифровых валют вот уже более 5 лет являются предметом дискуссий на форуме Central Bank Payment Conference (CBPC)
Выставки и конференции
«Победители конкурса “За выдающиеся достижения в области голографии” (Excellence in Holography) этого года продемонстрировали, что глобальная голографическая индустрия продолжает расширяться, внедрять инновации и находить новые рынки», - заявляет Международная ассоциация производителей голограмм (IHMA), учредитель премии.
Выставки и конференции
Currency Rresearch (CR) представляет объединенное мероприятие, в котором примут участие лидеры валютной индустрии в области политики, стратегии и технологий.
Выставки и конференции
Стремительное развитие банковских и иных, в том числе сложных гибридных финансовых услуг банков в цифровой среде, требует совершенствования нормативного регулирования.
Выставки и конференции
Задача сессии "Стратегические направления регулирования в банковской сфере" VII Банковской юридической конференции - смоделировать в общих чертах картину будущего развития экономики и права на долгосрочный период, что позволит практикующим юристам и научному сообществу осознанно принимать участие в выработке перспективных юридических моделей. Такую точку зрения высказал модератор этой сессии, директор Юридического департамента Банка России Алексей Гузнов.
Выставки и конференции