Возможности и направления изменения мировой валютной системы в связи с кризисом доллара

09.10.2013

Журнал «Банкноты стран мира», № 1 (январь), 2010 г.

Возможности и направления изменения мировой валютной системы в связи с кризисом доллара


Юрий БОКАРЕВ

Сегодня мы публикуем заключительную часть большого фундаментального труда доктора исторических наук, заведующего сектором экономической истории Института экономики РАН Ю.П. Бокарева. В первой части своего исследования он рассказал о том, что такое мировая валютная система, какие функции она выполняет, через какие стадии развития прошла (см. «Банкноты стран мира» № 8 за 2009 г.). Во второй публикации он ответил на вопрос, волнующий многих: почему мировой экономике так трудно избавиться от доллара США и в чем причины его кризиса (см. «Банкноты стран мира» № 9 за 2009 г.). В третьей части своей работы (на ее основе был подготовлен доклад, с которым Ю.П. БОКАРЕВ выступил на Третьей Международной конференции по НДО) представлены варианты изменения мировой валютной системы на фоне кризиса доллара США.

Политики и экономисты разделились на два лагеря. Одни считают, что доллар представляет собой эталон стоимости и отказ от него как от мировой валюты вызовет всеобщую катастрофу. Другие утверждают, что доллар не может служить мировой валютой, поскольку не отражает современную расстановку сил в мировой экономике, и отказ от него необходим для оздоровления международных экономических отношений. Пока политики и экономисты спорят, позитивные международные соглашения не могут быть приняты. Это открывает пути для стихийного отказа от дешевеющего доллара.

Наблюдающееся с 2001 г. падение курса доллара делает его непривлекательным для населения в качестве средства сбережения. С 2007 г. эта тенденция начала проявляться и в России, когда впервые объем долларовых накоплений граждан уменьшился на 1,2 млрд долларов, а сбережения в евро увеличились на 1,6 млрд долларов. В общих международных валютных резервах доля доллара также падает (табл. 1). До 2008 г. количество золота в государственных резервах стран мира изменялось мало. В ряде стран оно даже уменьшилось под влиянием кризиса. Но с 2009 г. ситуация резко изменилась. С одной стороны, существенно увеличили свои золотые запасы такие страны, как Китай, Россия, Индия, Венесуэла и другие страны с развивающимися рынками. С другой стороны, Международный валютный фонд (МВФ) и ряд экономически развитых стран, стремясь сбить рост цен на золото, распродали часть своих золотых резервов. Особенно большие потери понес МВФ, чьи золотые запасы за два года кризиса сократились на 212 т, т. е. на 6,6 % (табл. 2). Однако все попытки остановить рост цен на золото оказались малоуспешными – за последние четыре года скорость роста цен в среднем только увеличивается. В результате растет доходность золотых сбережений (табл. 3). Доходность золота за первое полугодие 2009 г. составила 15 % годовых. Это делает золото привлекательным для инвесторов, поскольку ни один западный банк не в состоянии обеспечить такую доходность сбережений. Если посмотреть на динамику цен на золото в разных валютах по данным Лондонской биржи (LBMA), то обнаружится весьма примечательная особенность: если за период с 3 января 2006 г. по 9 декабря 2009 г. цена одной тройской унции золота в долларах США увеличилась с 520,75 до1142,25 долл. (т. е. на 119,3 %), то в евро – с 437,973 до 773,568 долл. (т. е. на76,6 %).

Таблица 1

Международные накопления в иностранных валютных резервах (млрд долл.)



1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008


Доллар США

70,9

70,5

70,7

66,5

65,8

65,9

66,4

65,7

64,1

64,0


Евро

17,9

18,8

19,8

24,2

25,3

24,9

24,3

25,2

26,3

26,5


Британский фунт

2,9

2,8

2,7

2,9

2,6

3,3

3,6

4,2

4,7

4,1


Японская йена

6,4

6,3

5,2

4,5

4,1

3,9

3,7

3,2

2,9

3,3


Швейцарский франк

0,2

0,3

0,3

0,4

0,2

0,2

0,1

0,2

0,2

0,1


Прочие

1,6

1,4

1,2

1,4

1,9

1,8

1,9

1,5

1,8

2,0


Таблица 2

Страна

Золотой запас



2005

2007

2009


США

8135,1

8133,5

8133,5


Германия

3427,8

3422,5

3408,3


Италия

2451,8

2451,8

2451,8


Франция

2825,8

2680,6

2445,1


Китай

600,0

600,0

1054,0


Швейцария

1290,1

1290,1

1040,1


Нидерланды

694,9

640,9

612,5


Япония

765,2

765,2

765,2


Россия

386,7

401,7

568,4


Индия

357,7

357,7

557,7


Тайвань

423,3

423,3

423,6


Испания

472,5

472,5

416,8


Португалия

407,5

407,5

382,5


Венесуэла

357,4

357,4

363,9


Великобритания

311,2

311,2

310,3


Резервы МВФ

3217,3

3217,3

3005,3



Это означает, что цены золота растут за счет обесценения доллара, тогда как рост цен золота в евро связан лишь с координацией курса этой валюты в отношении доллара. Таким образом, рост спроса на золото инвесторов, стремящихся найти надежную защиту от обесценения своих ресурсов, сопровождается тем, что громадная масса долларов выбрасывается из сбережений в обращение. Мировой спрос на золото за I квартал 2009 г. подскочил на 38 % в годовом исчислении – до 1016 тонн, против 733,9 тонны в январе–марте 2008 г. Рост спроса «разгоняет» цены на золото. США и другие развитые страны предпринимают отчаянную попытку остановить рост цен на желтый металл. Но инвесторы уходят от доллара не только к золоту, но и к другим драгоценным металлам, высоколиквидным товарам, к евро, наконец. Процесс ухода от доллара принял стихийный, неуправляемый характер. Главный недостаток стихийных процессов – непредсказуемость возможного срыва, постепенного развертывания процесса в катастрофическое падение. Мир балансирует на грани панического сброса огромной массы долларов. Вот тогда и разразится катастрофа. Чтобы ее избежать, надо договариваться, что позволит взять процессы под контроль. Однако современная мировая валютная система не в состоянии такой контроль обеспечить. Она нуждается в реформировании. Какие же существуют проекты изменения мировой валютной системы?

Позиция ЮНКТАД

Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) в «Докладе по торговле и развитию», опубликованном 16 сентября 2009 г., призывает к реформе международной валютной системы. На взгляд специалистов ЮНКТАД, стратегии развития национальных экономик, основанные на «модели открытости», потерпели полный провал. «Модель открытости», разработанная на базе Вашингтонского консенсуса конца 1980х гг., подразумевала, в частности, либерализацию движения капитала и переход на плавающие валютные курсы. Либерализация привела к «отделению финансовых потоков от международной торговли», а плавающие курсы способствовали широкому распространению финансовых кризисов. По мнению экспертов ЮНКТАД, современная система глобального экономического регулирования не способна решить эти проблемы.

В качестве ответной меры предлагается «согласовать» международную торговлю, валютные и финансовые системы, чтобы уменьшить возможность дестабилизации торговли и международных финансов. Главное предложение ЮНКТАД заключается в том, чтобы придать политике валютного курса модель международного регулирования, характерную для торговой политики. Иными словами, изменения валютного курса должны регулироваться на основе многосторонних и глобальных соглашений таким же образом, как Всемирная торговая организация (ВТО) регулирует тарифы на импорт и другие ограничения свободной торговли. В связи с этим ЮНКТАД заявляет о необходимости создания «единой многосторонней валютной системы, в принятии основных решений которой будут участвовать все страны, а не отдельные участники». Создание более стабильной и предсказуемой системы позволит правительствам изменить проводимую политику в отношении развития экономики, в частности начать сокращение тарифов, отмечается в докладе ЮНКТАД.

По сути дела, предложения ЮНКТАД заключаются в возврате к Бреттон-Вудскому регулированию валютных курсов, действовавшему после Второй мировой войны.

Таблица 3

Доходность золота за 1999 –2008 гг.


1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Доходность, в %

27 %

–2 %

9 %

38 %

13 %

–1 %

21 %

13 %

22 %

26 %

Бреттон-Вудская система была эффективной в условиях дефицита международных инвестиций, пассивных торговых сальдо большинства развивающихся и развитых стран, а также в отсутствие конвертируемых валют. Возврат пусть даже к модифицированной Бреттон-Вудской системе означает централизованную фиксацию обменных курсов, введение ограничений на иностранные инвестиции и согласованное проведение девальваций/ревальваций. Реализация перечисленных мер приведет к нестабильности спроса на американскую валюту, нарушит порядок резервирования и вызовет коллапс международных финансовых рынков. Администрация США как инстанция, принимающая окончательные решения в области международной валютной системы, не допустит любого изменения резервного статуса американского доллара. По перечисленным причинам реформа ЮНКТАД, на наш взгляд, не может найти реального воплощения. Кроме того, она не предусматривает временную институциональную структуру перехода от современной валютной системы к гибриду Бреттон-Вудса, что грозит серьезной дестабилизацией глобальной экономики. Заявления ЮНКТАД, сделанные без согласования с МВФ, призванного обеспечить мировую финансовую стабильность, не имеют хорошо проработанного экономического содержания и носят во многом политический характер.

Проекты реформы МВФ

Управленческая реформа в МВФ необходима для того, чтобы эта организация, будущее которой остается предметом дебатов, способствовала финансово-экономической стабильности в мире. Эдвин Трумэн (Edvin Truman), старший научный сотрудник Института международной экономики в Вашингтоне, заявил, что еще далеко до ответа на вопрос о том, какая миссия и какие цели уместны для фонда, сталкивающегося с проблемами XXI в. Хотя акционеры МВФ и экономисты из частного сектора критикуют фонд, называя его слабым, неэффективным и не способным сосредоточиться на решении конкретных проблем, они расходятся во мнениях, какой курс должно взять это учреждение, сообщил он в интервью «Вашингтонскому файлу». «Если МВФ собирается играть роль глобального координатора, последней инстанции или вообще какую-либо глобальную роль, он должен восприниматься различными странами как легитимный орган», – констатировал Э. Трумэн. По его словам, вряд ли Международный валютный фонд будут считать таковым, если страны, в которых за последние десятилетия произошел быстрый рост, не будут полноценно участвовать в управлении фондом и принятии решений. Недавно ушедший с поста директора-распорядителя МВФ Родриго де Рато (Rodrigo de Rato) высказался за усиление надзора в рамках среднесрочной стратегии фонда. Надзор предполагает мониторинг финансово-экономической политики и условий в отдельных странах и проведение с ними консультаций о национальных международных последствиях этой политики с целью поддержания международной валютной стабильности и предотвращения кризисов.

Еще предстоит увидеть, в какие именно инициативы воплотится этот надзор и дадут ли эти инициативы конкретные результаты. По своему уставу Международный валютный фонд имеет право сделать вывод, что та или иная страна манипулирует своей валютой для получения нечестной выгоды, предложить ей принять исправительные меры. Однако фонд не имеет власти навязать эти меры и едва ли получит эту власть в ближайшем будущем.

Моррис Гольдштейн (Morris Goldstein), еще один научный сотрудник Института международной экономики, считает, что фонд должен более жестко подходить к надзору за обменными курсами. В противном случае мир столкнется с усилением протекционизма на национальном уровне. Гольдштейн предложил МВФ пересмотреть и при необходимости изменить принципы надзора, публиковать полугодовые доклады с выявлением стран, чья валютная политика вызывает озабоченность, и чаще и энергичнее взаимодействовать с этими странами в форме специальных консультаций. И действительно, недавно МВФ начал многосторонние консультации, направленные на преодоление глобальных дисбалансов текущих счетов, с такими странами, как США, Китай, Европейский союз, Япония и Саудовская Аравия. Но пока эти консультации существенно не повлияли на позиции указанных стран.

Адам Леррик (Adam Lerrick), экономист университета Карнеги-Меллона и Американского института предпринимательства, также заявил, что надзор как механизм, позволяющий Международному валютному фонду высказывать мнение о политике страны, желателен. Но никаких конкретных мер по обеспечению такого надзора он не предлагает.

У МВФ нет иных возможностей обеспечить выполнение своих рекомендаций, кроме предоставления условных кредитов. Однако далеко не все страны в них нуждаются, и потому едва ли они будут уделять внимание рекомендациям МВФ. Поэтому не следует рассчитывать, что надзор по линии МВФ способен устранить глобальные дисбалансы и обеспечить контроль финансовых процессов.

МВФ сможет играть роль арбитра в международной валютной системе и координатора финансово-экономической политики стран только в том случае, если будет пересмотрена система квот стран, чье положение в мировой экономической системе изменилось. Но едва ли с этим согласятся малые страны Европы, чье влияние в МВФ в результате уменьшится.

Таким образом, на пути реформы МВФ существует много препятствий.

Китайский проект

В марте 2009 г. управляющий Народного банка Китая Чжоу Сяочуань (Zhou Xiaochuan) обнародовал документ «Реформа международной валютной системы». В нем содержится конкретное предложение, которое состоит в том, чтобы в долгосрочной перспективе заменить доллар в качестве мировой резервной валюты на резервную валюту, существующую в рамках МВФ.

По сути, Народный банк Китая представил миру беспощадный анализ. Теоретически, указывается в документе, мировая резервная валюта должна быть стабильной, ее эмиссия должна осуществляться по ясным правилам; предложение должно быть гибким и быстро приспосабливаться к колебаниям мирового спроса; наконец, это приспосабливание не должно зависеть от интересов того или иного государства.

Доллар же не удовлетворяет ни одному из этих условий. Государство, выпускающее мировую резервную валюту, становится заложником противоречивых целей, подчеркивает Чжоу Сяочуань. Если оно будет удовлетворять растущий спрос мировой экономики на денежные средства, оно потеряет контроль над инфляцией внутри страны; в противоположной ситуации, стимулируя внутренний спрос, оно наводнит мировые рынки нежелательными денежными средствами. Одним словом, оно не может одновременно решать задачи на национальном уровне и выполнять свои международные функции.

После провала Бреттон-Вудской системы в 1971 г. частота и интенсивность финансовых кризисов постоянно росли. Цена, которую пришлось платить за систему плавающих курсов валют, привязанных к доллару, растет, не переставая, и не только для государств-«клиентов», но и для самого государства-эмитента, продолжает председатель Народного банка Китая.

При этом он высоко оценил проект Джона Мейнарда Кейнса (John Maynard Keynes), который, защищая в Бреттон-Вудсе интересы Великобритании, выступал за создание сильного МВФ и введение международной валюты «банкор». К сожалению для Кейнса, победил план его американского визави Гарри Декстера Уайта (Harry Dexter White), который предусматривал ограничение роли МВФ и доллара в качестве резервной валюты. «Возможно, подход Кейнса был более визионерским», – говорит Чжоу Сяочуань.

Россия поддержала идею создания новой мировой резервной валюты. Однако президент США Барак Обама (Barack Obama), глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке (Ben Bernanke) и министр финансов Тимоти Гайтнер (Timothy Geithner) отвергли предложенную Китаем идею и, как обычно, заявили, что доллар по-прежнему силен.

Впрочем, едва ли Китай рассчитывает на то, что его радикальный проект будет принят. Скорее всего, статья Чжоу Сяочуаня является своеобразным ответом на требования США сделать юань конвертируемой валютой. Недостатки современной валютной системы являются для Китая своеобразным аргументом в пользу того, чтобы сохранить стопроцентный контроль над своей национальной валютой.

Тем не менее статья Чжоу Сяочуаня напомнила американцам, что роль «главного казначея» планеты налагает также и определенную ответственность, которую США не захотели нести. Теперь вексель предъявлен к уплате, и кредиторы ждут выполнения своих требований.

Позиция России

Россия в своих предложениях исходит из того, что в условиях глобализации для нормального функционирования мировой экономики необходима стабильная, предсказуемая и функционирующая по заранее известным правилам международная валютно-финансовая система, в основе которой лежит поддержание макроэкономической и финансовой дисциплины ведущими мировыми экономиками.

Нынешний кризис стал шоком для всех. Он показал, что поддержание такой дисциплины остается нерешенной задачей как для суверенных государств, так и для ведущих компаний, оперирующих на глобальных рынках.

Перед саммитом G20 в Лондоне, который состоялся 1 апреля 2009 г., на сайте президента России Дмитрия Медведева был размещен документ, содержащий довольно радикальные предложения по реформе мировой валютной системы. В нем, в частности, говорилось, что нынешний глобальный экономический кризис свидетельствует о необходимости отказа от стандартных подходов и требует принятия коллективных, согласованных на международном уровне решений, направленных, по своей сути, на создание системы управления процессом глобализации. Необходимо действовать максимально решительно, чтобы восстановить устойчивое экономическое развитие, а также доверие и стабильность на финансовых рынках.

Россия выступила с инициативой созвать международную конференцию, по результатам которой могли быть согласованы основные параметры мировой финансовой архитектуры и приняты международные конвенционные соглашения в отношении нового мирового финансового порядка.

Новая международная архитектура финансовых отношений должна строиться на следующих принципах:

– совместимость деятельности и гармоничность стандартов национальных и международных институтов регулирования;

– демократичность и равномерная ответственность за принятие решений;

– достижение эффективности на основе легитимности механизмов международной координации;

– прозрачность деятельности всех участников;

– справедливое распределения рисков.

В первую очередь, надо делать упор на повышение легитимности и результативности международных институтов регулирования на новой конвенциальной основе в целях обеспечения совместности и совместимости экономических стратегий отдельных государств, а также на укрепление устойчивости мировой финансовой системы путем развития диверсифицированной системы резервных валют и финансовых центров. В заявлении также отмечается, что большинство стран мира размещает свои международные резервы в иностранных валютах и хотели бы быть уверены в их надежности.

Еще одно направление для реформы мировой финансовой архитектуры – создание современной системы управления рисками, адекватной степени развития финансовых технологий. Это должно быть сделано для того, говорится в документе, чтобы участники рынка имели возможности для адекватной оценки своих контрагентов, новых нерегулируемых рынков и финансовых инструментов. Также важно формирование системы стимулов к рациональному поведению участников финансовых рынков, основанному на сбалансированной оценке рисков и оценке получаемых возможностей.

Участникам саммита «двадцатки» предлагалось разработать и принять международно признанные стандарты в области макроэкономической и бюджетной политики, соблюдение которых являлось бы обязательным для ведущих мировых экономик, в т.ч. и стран-эмитентов резервных валют. Что касается стимулирования внутреннего спроса в период кризиса, то Россия в целом поддерживает намерения способствовать уменьшению «процикличности» денежно-кредитной политики – снижению дополнительного влияния поведения финансовых институтов на ход экономического цикла. В качестве основной задачи Российская Федерация рассматривает необходимость сглаживания противоречий между наднациональным характером инструментов и институтов финансового рынка и национальным характером деятельности регуляторов. Также необходимо разработать международное соглашение, определяющее глобальные стандарты регулирования и надзора в финансовом секторе, – Standard Universal Regulatory Framework (SURF). Оно должно включать стандарты Органи зации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), единый стандарт финансовой отчетности, а также единые критерии определения «неблагонадежных» юрисдикций и контрмер в их отношении. Помимо этого предлагалось включить в SURF правила регулярного обмена максимально полной информацией о финансовых институтах и сделках, имитационное моделирование взаимодействия надзорных органов в условиях кризиса, учет национальных требований к базовым активам при обращении производных инструментов на зарубежных рынках, а также стандарт деятельности рейтинговых агентств. Россия поддерживает предложения о необходимости усиления надзора за хеджфондами, включающие требования к раскрытию информации о трансакциях, взаимодействии с банками и т.д.

Непосредственно в сфере реформирования международной валютно-финансовой системы Россия придерживается следующей позиции. Сейчас «крайне важно стимулировать проведение расчетов и формирование цен в нескольких валютах, эмитенты которых отвечают установленным на международном уровне требованиям». Реформировать международную валютно-финансовую систему Россия предлагает начать с поручения МВФ (или специальной уполномоченной рабочей группе «двадцатки») подготовить исследования нескольких сценариев:

– расширение (диверсификация) перечня валют, используемых в качестве резервных, на основе принятия согласованных мер по стимулированию развития крупных региональных финансовых центров;

– создание наднациональной резервной валюты, эмиссия которой будет осуществляться международными финансовыми институтами; представляется целесообразным рассмотреть роль МВФ в этом процессе, а также определить возможность и необходимость принятия мер, которые позволят СДР (специальным правам заимствования) стать признанной всем мировым сообществом «суперрезервной» валютой. Что касается реформирования международных финансовых институтов, то в документе на этот счет сказано, что Россия считает целесообразным пересмотреть роль и мандат МВФ, приведя их в соответствие с новой структурой мировой валютно-финансовой системы. Необходимо значительно увеличить ресурсы МВФ. Также необходимо разработать новые кредитные механизмы, использование которых позволило бы оказывать содействие странам, сталкивающимся с финансовыми проблемами. Также в документе говорилось, что саммит G20 должен уделить особое внимание энергосбережению, повышению роли ядерной и современной возобновляемой энергетики, а также разработке новых энергетических технологий.

Однако на самом саммите «двадцатки» в Лондоне эта позиция не была озвучена. Так, в списке мер, принятых G20 по финансовым рынкам и мировой экономике, не оказалось ни одного внятного намека на замену доллара в качестве мировой валюты либо на расширение роли других валют в качестве дополнения к доллару. Поскольку Россия активно проводила перед встречей идею валютной мультиполярности и стремилась со своей стороны к новой роли российского рубля в качестве региональной резервной валюты, невнятность принятой на встрече декларации в этом аспекте многими рассматривалась как отступление российской дипломатии.

В действительности же российская делегация столкнулась с нерешительностью позиции стран, на поддержку которых рассчитывала, и поэтому не стала «таскать для других каштаны из огня». Но в целом же позиция нашей страны не изменилась. В интервью информационному телеканалу «Вести» помощник президента России Аркадий Дворкович заявил: «Мы не предлагаем сегодня – и далеки от этого – просто взять все валюты и заменить их какой-то новой. Но нужна дискуссия о том, можем ли мы постепенно двигаться к этой системе. Сегодня есть специальная валюта Международного валютного фонда – специальные права заимствования. Когда-то, когда она вводилась в действие, были дискуссии о том, а не заменит ли она существующие валюты со временем».

Проблема региональных валютных систем

В последние годы все чаще обсуждается проблема множества резервных валют и создания региональных валютных систем. Рассматривается идея создания единой валюты в Латинской Америке; ведутся разговоры о юане как о возможной региональной резервной валюте для стран Азии; некоторые арабские государства выдвигают идею единой валюты.

Сторонником региональных валют является и известный российский экономист, академик РАЕН, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. Он пишет: «Интеграция, как в начале ХХ в., превысила управляющие возможности человечества, что делает неизбежным «шаг назад» – регионализацию. В политике регионализация выразится в биполярной системе, основанной на противостоянии США и Китая (с Евросоюзом, Японией, Индией и, возможно, Россией в качестве совокупного балансира), в экономике – в переходе от финансовой системы, основанной на долларе как мировой резервной валюте, к системе конкурирующих валютных зон, каждая из которых имеет свою резервную и расчетную валюту (доллар, евро, юань и, возможно, какие-то еще)».

Таким образом, М. Делягин признает, что появление региональных валют будет отступлением от глобализации. Окажется ли слом глобализации благом для цивилизации или просто отбросит ее на позиции начала XX в.? На этот вопрос не просто ответить. Несомненно одно: ни о какой конкуренции валютных зон говорить в этом случае не приходится. Каждая зона замкнется в себе, создаст барьеры для вторжения извне. Мы можем это наблюдать на примере еврозоны.

Другая проблема – это использование в качестве зональной резервной валюты какой-либо национальной валюты. М. Делягин прав в том, что уровень интеграции, достигнутый мировой экономикой, превышает возможности современной системы управления, но «совершенно недостаточен для того, чтобы ввести качественно новую мировую резервную валюту, не являющуюся национальной валютой той или иной страны мира». Но в таком случае, согласно дилемме Роберта Триффина (R.Triffin), принятая в качестве резервной национальная валюта будет вызывать экономические дисбалансы и кризисы в валютных зонах точно так же, как доллар вызывает современные дисбалансы и мировые кризисы.

Наиболее проработанным на сегодняшний день является проект «динара Залива». В нем участвуют шесть стран, входящих в Совет сотрудничества государств Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия). Его создатели считают, что динар Залива станет в перспективе такой же глобальной валютой, как доллар и евро. Однако многие эксперты относятся к перспективам динара Залива скептически. Доктор экономических наук В. Иноземцев (Институт мировой экономики и международных отношений) убежден: «Валюта Персидского залива, если только она появится, тоже не будет конкурентом доллару. Просто сольются несколько валют, привязанных к доллару. Они и сейчас – лишь квитанции на покупку доллара». Нельзя игнорировать и то обстоятельство, что любая новая резервная валюта является угрозой доллару и может вызвать ответную реакцию США, для которых сохранение пози ций доллара в качестве мировой валюты необходимо для обеспечения существующего дисбаланса между внутренним производством и потреблением. Любое сокращение потребления в США вызовет там весьма негативные экономические и политические последствия.

Таким образом, идея новых валют и региональных валютных зон наталкивается едва ли не на большие проблемы, чем реформа мировой валютной системы в целом. Отрицательные последствия региональных валют более очевидны, чем весьма проблематичные плюсы.

Основные задачи реформы

Страны-эмитенты резервных валют не могут поддерживать ее стоимость при обеспечении ликвидности в мире. Когда национальная валюта используется для котировок сырьевых товаров и торговых расчетов и в то же время является глобальной резервной валютой, любые усилия монетарных властей по исправлению экономических дисбалансов с помощью валютного курса оказываются тщетными, так как эта валюта одновременно выступает базой для других валют. Частота и возросшая интенсивность финансовых кризисов после краха Бреттон-Вудской системы показывают, что ее недостатки превалируют над ее преимуществами. Причем цена, которую платят за это другие страны, становится непомерной не только для них, но и для страны-эмитента.

Кризис очередной раз показал необходимость реформы международной валютной системы в пользу создания наднациональной мировой валюты со стабильной стоимостью и эмиссией на основе четких правил с целью достижения безопасного глобального экономического развития и финансовой стабильности.

Золотая или любая другая металлическая основа наднациональной валюты возможна, но не обязательна. Металлическая основа создаст единую меру стоимости и механизм автоматической регуляции дисбалансов. Однако тех же целей можно добиться и на основе разумного регулирования международной валютной системы. Последнее предпочтительней, поскольку допускает возможность «мягкого» разрешения кризисных ситуаций, тогда как металлический стандарт является предельно «жесткой» системой регулирования. Мировая валюта, которая не имеет привязки к конкретной стране, в состоянии продвинуть дальше забуксовавший процесс глобализации, обеспечить и сохранять стабильность мировых экономических отношений. Она не только снимает риски, присущие валютам на кредитной основе, но и позволит эффективно регулировать глобальную ликвидность. Надгосударственная валюта должна регулироваться надгосударственной структурой. Это повысит эффективность валютной политики отдельных стран и расширит возможности по исправлению дисбалансов в мировой экономике.

Однако к такой реформе мир еще не готов. Современный кризис не только обнажил недостатки действующей валютной системы, но и показал слабую волю стран устранить их. Поэтому произойдет еще немало финансовых кризисов, прежде чем мировая элита осознает, что негатив от сохранения доллара в качестве инструмента международных расчетов заметно превышает позитивные моменты.

В краткосрочной перспективе, мировое сообщество, особенно МВФ, должны осознать риски существующей системы и осуществлять постоянный мониторинг текущей ситуации. Хорошим стартом может служить формирование финансовых активов в СДР. Следует также расширить корзину валют СДР, причем можно от чисто арифметического расчета стоимости СДР перейти к системе, основанной на реальных активах, что резко увеличит уверенность рынка.

Передача части валютных резервов стран – участников МВФ в централизованное управление МВФ позволит не только увеличить возможности мирового сообщества в борьбе с кризисом, но заметно усилит роль СДР.

Заключение

Нынешний глобальный экономический кризис стал результатом провала сложившейся финансовой системы в результате низкого качества регулирования, из-за чего огромные риски оказались вне должного учета. Это делает необходимым реформу. Однако любая реформа валютной системы наталкивается на громадное сопротивление. Благодаря этой системе США легко берут кредиты и выплачивают их в своей национальной валюте. И, как считает газета «Уолл Стрит Джорнел» (Wall Street Journal), они должны «яростно» защищать это свое преимущество. Что же касается мелких и средних государств, то они будут упорно отстаивать свои квоты по голосам в МВФ.

Как скоро сумеют страны согласовать свои позиции? От этого зависит размер ущерба, который понесет мировая экономика, не имеющая в настоящее время возможности предотвращать катастрофические сценарии развития происходящих стихийно финансовых процессов.





Похожие новости

8-9 февраля 2022 г. в Москве пройдет XXII Международный форум iFin-2022 «Электронные финансовые услуги и технологии» – https://forumifin.ru/, организованный компанией «АйФин Медиа» при поддержке Ассоциации российских банков (АРБ).
Выставки и конференции
VII Банковская юридическая конференция "Новые вызовы и возможности: регуляторные и правовые тенденции в банковской деятельности", прошедшая 25-26 ноября 2021 года в онлайн-формате, собрала более 300 участников. На мероприятии выступили представители Банка России, Госдумы, Совета Федерации, федеральных министерств и ведомств, институтов развития, руководители юридических департаментов банков, юридических центров и компаний, ученые-правоведы.
Выставки и конференции
Темы CBDC (цифровые валюты центральных банков) и политики в области цифровых валют вот уже более 5 лет являются предметом дискуссий на форуме Central Bank Payment Conference (CBPC)
Выставки и конференции
«Победители конкурса “За выдающиеся достижения в области голографии” (Excellence in Holography) этого года продемонстрировали, что глобальная голографическая индустрия продолжает расширяться, внедрять инновации и находить новые рынки», - заявляет Международная ассоциация производителей голограмм (IHMA), учредитель премии.
Выставки и конференции
Currency Rresearch (CR) представляет объединенное мероприятие, в котором примут участие лидеры валютной индустрии в области политики, стратегии и технологий.
Выставки и конференции